Украинские города и армия РФ: что общего?

Одной из весьма заметных новостей сегодня является «весть из РФии» о присвоении названий украинских городов военным частям страны-агрессора. А именно – Львова, Житомира и Нежина.

Возможно, именно так и было задумано.

Первый уровень воздействия этой информации – рассмотреть, какая будет реакция в Украине.

И она, эта реакция, есть.

Во-первых, Комитет Рады по вопросам национальной безопасности и обороны уже прокомментировал этот «вброс» словами народного депутата Украины Ивана Винника, следующим образом: «Это элемент пропаганды, частично рассчитанный на внешнего потребителя, частично – на украинского в отдельных районах, где более или менее благосклонно относятся к идее «русского мира». Что делать в таком случае Украине? Я бы прибегал к контрпропагандистским мероприятиям: например, можно выпускать новые банкноты Национального банка Украины с изображением украинских Севастополя, Симферополя, Ялты и оккупированных Россией городов Донбасса. Можно пойти еще дальше – поставить вопрос канонической территории Украинской Руси, к которой безусловно причислить Ростов-на-Дону, Брянск, Белгород – до Волгограда». Исторически, кстати, верно.

И в отношении пропаганды – это ясно. Один из элементов.

Во-вторых, есть и реакция в соцсетях. Здесь все гораздо прозаичнее – от грубой брани и вполне справедливого возмущения патриотов, до очередной «зрады». К этому утверждению примеры приводить не буду. Нет смысла.

В-третьих – довольно интересная реакция Начальника Генштаба – Главнокомандующего ВСУ Виктора Муженко. Здесь простые, но четкие формулировки: осуждение коммунистического и нацистского тоталитаризма в Украине и запрет соответствующей символики. И соответствующий приказ есть.

Вывод, и также вполне справедливый, Россия продолжает воровать чужую историю и славу. Но именно здесь сформулирован и гораздо более важный тезис: «это четкий сигнал нам и миру, что агрессор не собирается останавливаться на Донбассе и Крыму. Он также направлен на мобилизацию пророссийских сил на территории Украины».

И это тоже правда.

Второй уровень размещен уже немного в другом поле. Это – продолжение влияния на то сообщество в самой РФ, у которого телевизор победил холодильник. Типа намек на дальнейшую работу по выстраиванию империи, которой типа не помешают ни санкции, ни какое-нибудь международное сообщество со своим НАТО. То есть – та же пропаганда, только «для своих» и намного более дешевая, чем крымский мост, на фоне «денег нет, но вы держитесь»…

Но это все из области информационных войн.

А война – настоящая война, – идет вполне ощутимая, хотя не все ее видят в тылу. Или просто не хотят видеть, потому что так удобнее.

Дай Бог мне ошибиться, но вижу и еще кое-что.

Третий уровень.

Напомню, что кроме «почетных» названий украинских городов, нескольким частям было присвоено названия и белорусских, а именно – Витебска, Кобрина и Слонима.

А теперь возьмите карту. Хотя бы тот же «гугл».

Витебск – (кроме Гомеля) – ближайший к границе с РФ крупный город в Беларуси.

Нежин, в подобном сравнении, не Чернигов, конечно. Логичнее было бы Чернигов. Но и Нежин почти на одной прямой до Киева от границы с РФ. И кто же так грубо ,eltn использовать название Чернигова, а вдруг в Украине кто-то допрет?

Теперь дальше.

Слоним и Кобрин – почти на прямой линии от той же границы РФ через Белоруссию на Львов.

А те же Нежин и Житомир – не маленькие города, которые получают стратегическое значение как тиски в случае жесткой защиты столицы от агрессии с Севера. А если будет такая агрессия, то и защита будет на соответствующем уровне…

Очень часто самое главное, что надо было скрыть, – например конкретные планы или намерения, маскировалось именно так – на самом открытом месте.

Однако, дьявол, как известно, в мелочах.

И это все-таки довольно часто отслеживалось.

Пусть сейчас не такой уж реальной кажется угроза прямой агрессии.

Но еще вчера и аннексия Крыма, и горящий Восток были для рядового украинца фантазией чьего-то больного воображения. Фантазией, которая превратилась в кровавую реальность.

Логика войны…

Деза? Не исключаю. Запугивание? Тоже.

Паранойя? Возможно. Но уж точно не зрада.

Андрей Галат,

заместитель руководителя Информационно-аналитического центра Национальной безопасности Украины, специально для ИАЦ