В августе 1941: контрудар, или забытые победы

Есть в истории Второй мировой события, которые по тем или иным причинам остаются недооцененными. Мы знаем об историческом значении битвы под Москвой, Сталинградской битвы, битвы на Курской дуге и так далее.

А что мы знаем об обороне Киева и его значении? Котел, поражение, бездарное руководство, сотни тысяч погибших и пленных.

Но это далеко не все. Были и победы, забытые победы, которые безусловно имели историческое значение.

Речь пойдет о событиях, которые развернулись на подступах к Киеву в период с 6 по 16 августа 1941 года. То есть в эти дни, ровно 76 лет назад.

В начале августа 1941 29-й армейский корпус гитлеровцев подошел к Киевскому укрепленному району, прорвал его и завладел населенными пунктами Мышеловка, Жуляны, Пирогово. Вражеские войска появились на южной и юго-западной окраинах Киева. Бои шли в районе Святошино и в Голосеевском лесу.

6 августа 1941 5-я воздушно-десантная бригада была поднята по боевой тревоге и отправлена ​​в Киев в распоряжение командира 147-й стрелковой дивизии. Бригаде была поставлена ​​задача контратаковать врага и отбросить его передовые части за Голосеевский лес. Во второй половине дня 7 августа бригада сосредоточилась на южной окраине Киева. В ночь с 7 на 8 августа бригада должна была очистить от немцев Голосеевский лес и наступать на Пирогово.

Между тем, вражеские войска готовились к отдыху, чтобы утром 8 августа начать штурм Киева. Как потом выяснилось, гитлеровские офицеры не предполагали, что готовится наступление, да еще и ночью. И вот в 21:04 вся артиллерия 147-й дивизии внезапно открыла огонь. После десятиминутной артиллерийской подготовки прозвучало громовое «ура», и батальоны первого эшелона бригады неожиданно для врага пошли в наступление. Противник открыл беспорядочный огонь. Но было уже поздно. Десантники ворвались в Голосеевский лес. Охваченные паникой, немцы начали отходить.

К утру немцы были отброшены на 2-3 км на юг. Противник перешел к обороне и временно отказался от нанесения ударов по Киеву. Захваченные пленные с ужасом рассказывали, какое угнетающее воздействие оказала на них внезапная ночная атака.

В ночь на 9 августа десантники врукопашную овладели зданиями нынешнего Национального университета биоресурсов и природопользования.

Гитлеровское командование не могло смириться с тем, что взятие Киева откладывается, и решило начать наступление 11 августа, нанося главный удар вдоль дороги Хотов – Киев.

На направлении Хотов – Киев советское командование решило задействовать курсантов. Там как раз располагался взвод 45-мм противотанковых пушек и другие средства усиления. Бой курсантов должна была поддерживать большая часть артиллерии 147-й стрелковой дивизии и корабли Днепровской речной флотилии. Остальные подразделения бригады были расположены с таким расчетом, чтобы оборона имела некоторую глубину и крепкие фланги.

Утром 11 августа противник начал интенсивную артподготовку. На дороге Хотов – Киев появились фашистские танки с десантом и бронетранспортеры. Подпустив ближе вражеские танки, курсанты открыли огонь, отрезая пехоту от танков. Одновременно артиллеристы открыли огонь прямой наводкой. Бронетранспортеры начали отползать. Вскоре загорелся один танк, второй, третий… Семь бронированных машин противника было подбито и сожжено. Атака захлебнулась. Наши потери составили три человека убитыми и девять ранеными.

Затем передний край обороны начала «обрабатывать» вражеская авиация. В течение 30 минут самолеты противника буквально висели над боевыми порядками. Опять заговорила артиллерия. Из леса выползли танки и бронетранспортеры. За ними сомкнутыми цепями шла пехота. Так продолжалось до вечера.

В вечера 11 августа немцы перешли к обороне. А уже утром 12 августа советские войска вновь нанесли по ним удар. Расчет был прост: противник не предполагает, что советские воины перейдут в наступление после такого тяжелого оборонительного боя.

Удар был настолько ошеломляющим, что немцы были вынуждены спасаться бегством. Они отступали, бросая оружие, не говоря уже о другом военном снаряжении. Были захвачены трофеи и пленные, которые подтвердили, что это наступление оказалось для них совершенно неожиданным.

12-14 августа были освобождены Тарасовка, Новоселки, Чабаны и Пирогово. При этом были деблокированы ДОТы Киевского укрепрайона, которые в течение почти недели вели бой в окружении. До 16 августа положение было полностью восстановлено, и обстановка под Киевом стабилизировалась.

Уже 12 августа Гитлер приказал: «Наступление на Киев приостановить. Как только позволят возможности подвоза боеприпасов, город должен быть разрушен бомбардировками с воздуха».

В районе Киевского укрепленного района боевые действия приняли позиционный характер. На штурм города немцы больше не решились, 13 дивизий и 4 бригады противника были скованы на подступах к Киеву.

Итак, 12 августа Гитлер прекратил наступление на Киев, а 18 августа начальник Генштаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер доложил Гитлеру план нанесения удара на Москву силами группы армий «Центр». Однако Гитлер в резкой форме отклонил это предложение.

Уже 21 августа Гитлер подписал директиву, согласно которой часть сил группы армий «Центр» должна была повернуть на юг с целью совместного с группой армий «Юг» окружения и разгрома Юго-Западного фронта советских войск. Директива определяла, что «важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа».

23 августа Гальдер лично доставил эту директиву в штаб группы армий «Центр». В тот же день Гудериан вылетел в ставку Гитлера, где попытался убедить последнего в необходимости наступления на Москву. Однако Гудериану это не удалось.

Почему Гудериан был не убедителен? Да потому, что убеждать Гитлера ему приходилось на фоне того, что немцы «получали по морде» под Киевом в течение всего августа, неся колоссальные потери. По состоянию на 12 сентября 1941 года на подступах к Киеву были уничтожены 44-я, 71-я и 299-я немецкие дивизии, более 100 самолетов, а всего под Киевом было разгромлено 10 фашистских дивизий.

Определение в директиве от 21 августа важнейшей задачей «не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец и блокирование путей подвоза русскими нефти с Кавказа» было ничем иным как идеологическим ходом. Не мог же фюрер в директиве написать, что его большая и непобедимая армия «обгадилась» под Киевом и для исправления ситуации нужно повернуть танки Гудериана на Киев.

Как развернулись бы события Второй Мировой, если бы Гудериан не повернул танки на Киев, остается только догадываться. Во всяком случае, сам Гудериан считал, что это была роковая ошибка Гитлера. До Москвы оставалось всего 400 км, и Гудериан требовал наступать на столицу СССР. Психологическое значение ее взятия было бы огромным. Но Гитлер отверг мнение генералов и приказал сначала взять Киев. Наступление на Москву (операция «Тайфун») началась только 30 сентября. Вскоре изменилась погода. Немцам пришлось также бороться с российскими дорогами и морозом. А в октябре Сталин узнал, что Япония не будет участвовать во вторжении в СССР. Теперь Сталин знал, что он может вывести 400 тыс. солдат из Сибири и отправить их в Москву. Эти бойцы были хорошо экипированы и прибыли в тот момент, когда оборона Москвы была практически сведена к нулю.

Но почему советская историография замалчивала важность контрудара советских войск под Киевом в августе 1941 года? Ответ оказался очень простым. Оказывается, что 37 армией, которая сумела организовать контрудар, отбросить фашистов от Киева и фактически остановить наступление на Москву командовал Андрей Андреевич Власов.

Да, именно тот Власов, – советский символ предательства.

Однако, сегодня мы не о Власове.

Сегодня мы вспомнили события этих августовских дней, которые происходили 76 лет назад на подступах к столице Украины. События, значение которых трудно переоценить. События, которые вычеркивались по идеологическим соображениям, а затем зачеркивалась и память героев, павших за свободу и независимость нашей Родины.

Восстановить эту память – наша святая обязанность.

Григорий Новицкий,

руководитель Информационно-аналитического центра

национальной безопасности Украины,

по материалам исторических изданий