Наш отказ от распространения демократических ценностей в РФ не способствует усилению безопасности Украины

Мы неоднократно слышали о причине российской агрессии: «Россия не хочет мира и воспринимает появление сильного демократического европейского украинского государства как прямую угрозу выживанию путинского режима». Так считает глава Совета национальной безопасности и обороны А. Турчинов и в этом с ним трудно не согласиться. Отдельные авторы формулируют этот тезис следующим образом: Путин боится приближения демократических стран к своим границам как заразы или эпидемии. Ему нужна или вся Украина, или война с частью Украины и Западом для того, чтобы через костер войны к нему не вернулся дух свободы – наш дух Майдана.

Да, действительно, дух свободы, демократические ценности, верховенство права – это вещи, которые крайне опасны для любого тоталитарного режима. И любой тоталитарный режим делает все возможное чтобы заблокировать распространение подобных идей среди собственного населения. Помните СССР? Глушение западных радиостанций, преследование самиздата, огромные проблемы с выездом за границу, особенно в «страны капиталистического мира». Одним словом – «железный занавес».

Итак, – авторитарный режим заинтересован в изоляции собственного населения. В России режим авторитарный. Можно ли назвать патриотами Украины тех выдающихся украинских государственных деятелей, которые способствуют Путину в изоляции россиян от идеалов и духа свободы?

Как происходит такое содействие?

Проблема в том, что идеи свободы, демократические ценности не распространяются как грипп воздушно-капельным путем. Для их распространения нужны конкретные носители этих ценностей и каналы, по которым эти ценности будут транслироваться. Одним из самых мощных каналов распространения той или иной информации сегодня являются социальные сети.

Отсюда вопрос. Запретив украинцам пользоваться российскими социальными сетями наши чиновники защищают украинцев от российской идеологии. Но не способствуют ли они таким образом Путину в изоляции русского народа от духа свободы? На этот вопрос можно дать конкретный ответ, ответив на простой вопрос – что является более вероятным, – распространение идей «русского мира» среди украинцев, или идей свободы среди россиян?

В конце концов, давайте все же определимся – после Майдана и в результате продолжающейся войны на Востоке украинцы действительно стали другими и уже никогда не будут воспринимать российскую идеологию, а потому возвращение к имперской России невозможно? Или это не так? Или украинцы, несмотря на события последних лет, и в дальнейшем остаются в плену пророссийской идеологии и поэтому их сознание нуждается в защите со стороны государства?

Несколько странно все выглядит. С одной стороны наши чиновники на каждом шагу утверждают, что украинцы стали «другими», а с другой пытаются защитить их от пророссийской идеологии. Так может на идеологическом фронте гибридной войны пора не обороняться, а активно наступать? Не способствовать тоталитарному режиму Путина в изоляции собственного населения, а наоборот, – расширять существующие возможности для контактов и создавать новые?

Чего ждет от нас цивилизованный мир?

Далее. Мы радуемся «безвизу». Главная идея в том, что максимальное количество украинцев увидит воочию, чем именно является демократия и свобода в практическом измерении и уже никогда не захотят вернуться в недавнее тоталитарное прошлое. Это прекрасно и это правильно. Это миссия цивилизованного мира, – нести демократические и европейские ценности в самые отдаленные уголки тоталитаризма, разрушать тоталитарные режимы. Мы уже часть цивилизованного мира? Не так ли?

Но те, кто соглашаются с предыдущим тезисом, далее призывают установить визовый режим с Россией, или биометрический контроль на границе. Является ли это реализацией миссии цивилизованного мира? То есть, мы и наши западные партнеры не заинтересованы в том, чтобы максимальное количество россиян на нашем примере увидело преимущества свободы и демократии и стало носителями этой идеологии?

Оппоненты скажут, что это вопрос нашей безопасности, это инструмент противодействия терроризму, убийствам и так далее. Уважаемые, неужели кто-то действительно считает, что введение биометрического контроля на границе с Россией может реально предотвратить распространение терроризма в Украине? И это при наличии полностью не подконтрольных территорий ЛДНР и не оборудованной должным образом государственной границы с Россией?

С другой стороны, есть ли у нас другой способ противодействия режиму Путина, кроме как уничтожение имперских идеологических устоев? Кто-то скажет, – давайте построим стену, прекратим все контакты, полностью изолируем себя от России и пусть живут своей жизнью, а мы будем жить своей.

Ошибочная позиция. Это можно от соседа по даче отделиться, построив огромный забор и заблокировать его входящие звонки. Между государствами, в современном мире, этот способ не работает. Кстати, а что у нас там с широко анонсированным «Восточным валом»?

Должны осознать простую вещь – Украина может противодействовать режиму Путина только одним способом – сделать все возможное для его ликвидации. Для этого нужно активное воздействие на имперскую идеологию. Попытки изолироваться от России равна содействию ее лидерам в изоляции населения России от идей свободы и демократии.

Соответственно, нужно определиться со стратегией развития отношений с Россией, – или мы защищаемся, закрываемся и тем самым способствуем консервации авторитарного режима в России, или мы реализуем миссию цивилизованного мира – становимся проводниками демократических и европейских ценностей и делаем все возможное для их распространения среди населения России .

Григорий Новицкий,

руководитель Информационно-аналитического центра

национальной безопасности Украины