Дело генерала Назарова – преступный приказ Кремля?

«Дело Назарова» уже напоминает бизнес-проект с участием людей, имеющих «личную неприязнь» к украинской армии и заинтересованность в политической выгоде для России…

«Гражданский» суд над генералом Назаровым, который весной-летом 2014 года исполнял обязанности начальника штаба антитеррористического центра – визитная карточка гибридной российско-украинской войны.  Назарова обвинили в «халатности», которая якобы стала причиной гибели экипажа и десантников военно-транспортного самолета Ил-76, сбитого противовоздушными комплексами террористов при заходе на посадку в окруженный луганский аэропорт.

В предыдущей статье мы выдвинули и обосновали версию о том, что уничтожение самолета было отнюдь не «ошибкой командования», но хорошо спланированной операцией российских спецслужб.

Источник, близкий к штабу АТЦ в июне 2014 года:

«Обвинять начальника штаба в гибели самолета могут только полные дилетанты или враги. Штаб не отдает приказов, его задача – планирование операций. В данном случае в Луганском аэропорту были окружены наши десантники. Но позиция у них была выгодная и, если усилить группировку, то можно не только разорвать кольцо, но и перекрыть часть границы. Заводить войска наземным способом в той ситуации привело бы к гарантированным потерям. По воздуху – безопаснее.  Семнадцать самолетов приземлились в Луганске по афганской схеме: ночью, с погашенными огнями – нырок с большой высоты и заход на посадку с разворотом перед самой полосой. Сепарские группы постоянно вокруг крутились, но сделать ничего не могли. «Предупреждения» сбушников об опасности приходили по сто раз на дню, и основывались на непроверенной информации, проще говоря – на слухах. К ним уже все относились как к тому мальчику из сказки, который на каждый шорох в кустах кричал: «Волки, волки!!!»

Оно как в армии работает? Штаб спланировал оптимальный способ переброски – по воздуху. Дальше – ответственность авиационного командования. Скажет начальник ВВС «Нет, опасно, – никто никуда не полетит» – и не полетят. Точно так же может отменить переброску командир авиабригады и даже командир борта. Повторяю – семнадцать самолетов в условиях постоянной на них охоты достигли цели и только один был сбит. Почему, спрашивается? А причина в том, что этот борт был единственным, который ни с того ни с сего начал приземляться по самоубийственной «гражданской» схеме, начав плавное снижение по прямой за 10 километров и включив посадочные прожектора. Практически он вышел на террористов как подставная мишень…»

Этот факт в совокупности с тем, что вся информация по переговорам с экипажем исчезла с авиационных самописцев, дает полные основания говорить о том, что во время посадки был осуществлен перехват контроля над переговорами с помощью технических спецсредств, которые имеются в распоряжении того же ГРУ РФ…

Гибель самолета стала тактической победой врага – переброска войск по воздушному мосту была сразу прекращена и тщательно спланированный штабом удар так и не был осуществлен, что позволило россиянам ввести на территорию Украины несколько новых тактических групп и добиться коренного изменения ситуации в свою пользу.

Судя по происходившим далее событиям, Кремль, не ограничившись «малой» тактической победой, решил разыграть гибель нашего самолета в качестве стратегического козыря в не менее гибридной – информационной войне. Которую мы сегодня, увы, проигрываем… Именно так и возникло «дело генерала Назарова».

Подозрение в «службовому недбальстві, що призвело до загибелі 49 військових» Виктору Назарову было объявлено генпрокуратурой еще 18 ноября 2014 года. Однако настоящие медийные страсти разгорелись не по этому делу, а вокруг гражданского иска, который предъявила генералу группа адвокатов, представляющая интересы родственников погибших. Иск с требованием компенсации морального и очень ощутимого материального ущерба.

«Дело Назарова» активизировалось почему-то именно летом 2016 года и, судя по всему, не случайно. Ведь именно в этот период командование начало активно выдвигать на генеральские посты офицеров, проявивших себя во время боевых действий. На смену толстопузым решалам и боящимся как огня ответственности клеркам в лампасах стали приходить молодые поджарые «волки» с реальным боевым опытом и вдумчивые толковые штабисты с наработанной практикой планирования операций в современной гибридной войне…

Источник, близкий к Генштабу:

«Обновление среднего и высшего командного состава нашей армии – кость в горле Путина. Это для России страшнее, чем вступление Украины в НАТО. Они делают все, чтобы этого не допустить. Все больше боевых генералов занимают ключевые позиции. Они не воруют, не делают кабинетную карьеру, берут на себя ответственность и принимают решения. Все, кто сейчас приходят на командные посты, смотрят, чем же закончится суд над Назаровым. Патриотизм и профессионализм есть, но ни один здравомыслящий человек не решится отдавать боевые приказы, зная, что его, без особого разбирательства, и главное – без понимания военной специфики, могут вот так «за здорово живешь» посадить и ошельмовать при помощи решения некомпетентного провинциального суда, да еще и по надуманному, фактически не доказанному обвинению…»

Склоним головы перед погибшими Героями. Вечная слава тем, кто встал на защиту Украины и отдал жизнь за всех нас… И все-таки, внимательно наблюдая текущий судебный процесс, спросим: «кому это выгодно?»

Гражданский иск с участием группы высокооплачиваемых адвокатов и привлечением масс-медиа – дело крайне затратное. Попытки разобраться в том, кто же «оплачивает этот банкет» успехом на сегодня не увенчались.  Но в процессе журналистского расследования удалось выявить несколько интересных фактов.

К примеру, один из адвокатов обвинения – Виталий Погосян, бывший офицер, выпускник Харьковского танкового училища 1987 года, в середине 90-х был уволен из армии «по несоответствию занимаемой должности». А по информации с сайта «Корреспондент» – «был уволен из армии за преступления». Насколько этично участие  такого человека в судебном процессе, связанном с обвинением действующего генерала, судите сами…

Далее. Буквально на последнем судебном заседании, группа адвокатов обвинения неожиданно сделала «ход конем», подав ходатайство об изменении ответчика, которое суд удовлетворил. Теперь иск о материальной компенсации на 500 000 гривен за каждого из погибших в сбитом террористами самолете в случае, если дело будет проиграно, предъявляется не к генералу Назарову, а к Министерству обороны. С которого, в отличие от небогатого Назарова, можно при определенной адвокатской ловкости «выдоить» круглую сумму компенсации, составляющую… 25 миллионов гривен! Надо ли говорить, что львиную долю этих денег получат отнюдь не родственники погибших Героев, а именно адвокаты.

Все приведенные факты очевидно свидетельствуют о том, что «Дело Назарова» в том виде, в каком оно сейчас «исполняется» – это не только весьма прибыльный «бизнес-проект» адвокатской группы, но и конкретная «работа на врага» с участием лиц, испытывающих «личную неприязнь» к нашей армии.

А учитывая неустановленные источники начального финансирования и совершенно прозрачную политическую выгоду Кремля, можно смело утверждать, что именно он и стоит за этим судилищем…

Ничего нового. Всего лишь очередной тактический ход РФ в гибридной войне…

 

Максим Дробязко,

специально для Информационно-аналитического центра

национальной безопасности Украины