Блокадный фуршет

Торговля с Донбассом – это финансирование агрессора или жизненно важная часть экономики? Несут ли потери от блокады правительства сепаратистов (население ОРДЛО является скорее жертвой), или только бизнес Ахметова, или же больше всего теряет сама Украина? Ответы на эти вопросы мы ищем последние два месяца.

Напомним, что в конце 2016 года ветераны АТО предъявили боевикам заранее нереальный ультиматум – освобождение из плена всех украинских военных или блокада. С подачи героини Савченко требовать освобождения пленных стало модным трендом. 26 декабря ветераны во главе с одиозным Семенченко начали перекрывать железнодорожные пути с оккупированными территориями Донбасса, а далее – с агрессором-Россией. Сегодня, несмотря на мартовское потепление, Правительство уверяет, что ситуация в энергетике является критической.

Что с этим делать? Начнем с того, действительно ли закупая уголь, украинцы финансируют власть сепаратистов? Широко известной (благодаря постановлению Северодонецкого райсуда по материалам расследования СБУ) стала цифра налогов, которую «ЛНР» получает от каждой продажи угля в Украину. Это 47% от суммы платежей из Украины. «Эти средства в дальнейшем направляются на выплату заработных плат членам террористических группировок «ЛНР»… а также на закупку амуниции, формы и т.д.», – говорится в постановлении.

Итак, из цены продажи угля шахты Донбасса платят 20% НДС в украинский бюджет и еще 47% от суммы, которая осталась, – в кассу непризнанных республик. Прямое финансирование «террора» очевидно. Для объективности следует отметить, что значительная часть этих средств идет на социальные выплаты, инфраструктуру и другие затраты так называемых республик оккупантов.

Блокирование движения для грузов из Донбасса временно уменьшает финансовые поступления в ЛДНР. Но во-первых, – финансирование и логистика собственно войны и террора происходит российскими средствами и торговая блокада на них влияет очень опосредованно; во-вторых – надо осознавать, что блокируется только Донбасс. По-факту, протестующие перенаправили прямые грузопотоки с оккупированных территорий – на маршруты через территорию РФ. Отныне мы будем покупать этот же самый уголь в РФ, но уже дороже. Почему? Ну … Президент любит искать причины торговли с агрессором в «гибридности» войны. Свой бизнес в РФ не в счьот. Я называю это гибридным ответом на прямую агрессию. Но экономику процессов понимаю.

Можем ли мы отказаться от торговли с РФ? Заблокировать всю торговлю с агрессором? По информации Госстата в 2016 году экспорт в РФ составил около 10% всего украинского экспорта товаров и услуг (3,59 из 36,4 млрд долл. США). Импорт из РФ составляет почти 13% всего импорта в Украину (5 из 39 млрд долл.). Суммарный товарооборот – 8,59 млрд долл., из которых уплачиваются налоги и которые создают тысячи рабочих мест в Украине. Это много или мало? Для сравнения – экспорт в США составляет до 1% нашего экспорта, в Китай – целых 5%, импорт из США – 4,4%, из Китая – 12%.

Вывод: Несмотря на сокращение объемов торговли с 2014 года, Россия остается нашим наибольшим внешнеэкономическим партнером. Полностью отказаться от торговли с РФ сейчас – не реально.

Антрацит с Донбасса – это сырье для энергетиков и черной металлургии Украины. Для работы тепловой электрогенерации Украины используется антрацитовый уголь, доля которого в угольном балансе составляет 35%, и газовый уголь – на который приходится 65%. Хотя это два разных вида угля с разной ценой, для них обоих введена одна формула расчеты цены – «Роттердам +». Почему так? Очевидно, – это также наш гибридный ответ агрессору)))

76% рынка тепловой генерации, и 20% в энергобалансе страны в целом, приходится на ДТЭК Рината Ахметова. Шахты ДТЭК также обеспечивают 88% добычи угля в Украине. Еще 8% генерации энергии приходится на «Центрэнерго», которое связывают с И.Кононенко. Итак бенефициаром угля из Роттердама является явно не только Ахметов, а те гибридные чиновники, которые лоббировали решение НКРЭКУ.

Экспорт продукции черной металлургии в 2016 году составил почти 22% от всего экспорта. Наш экспорт за 2016 упал почти на 5%. Когда мы говорим о черной металлургии и тепловой электрогенерации – подразумеваем бизнес Ахметова в Украине. Когда, кто и за какие деньги позволил такую ​​монополизацию критически важной инфраструктуры в одной бизнес-группе – вопрос важный, но не в рамках этого диспута.

Более важно быстро ответить на другой вопрос: являются ли предприятия Ахметова критически важными для энергетики и черной металлургии Украины? Для Украины в целом? Да, на сегодня являются. Возможна ли быстрая национализация и дальнейшая приватизация этих предприятий? – Нет. Обязан Ахметов отказываться от выгодных ему и легальных схем поставок угля из ОРДЛО? Нет. Достаточные ли меры принимает правительство для преодоления кризиса и зависимости Украины от оккупированных территорий и агрессора в целом? Нет.

Бывший член государственного регулятора энергетики (НКРЭКУ) Андрей Герус считает, что для преодоления энергозависимости Украина могла:

  • перевести несколько блоков электростанций с антрацита на газовую группу угля;
  •  увеличить пропускные возможности портов для импорта угля;
  • диверсифицировать поставки за счет ЮАР и Австралии;
  •   формировать запасы угля на складах в не сезон (закупать уголь летом).

Правительство этого не сделало, зато была пролоббирована печальноизвестная формула стоимости угля в тарифе «Роттердам +» в пользу структур Ахметова. Одновременно, стоимость коммунальных платежей для населения выросла примерно в 2,5 раза.

Несмотря на это и на всенародную любовь к честно заработанному состоянию лучшего украинского бизнесмена из Донецка, само правительство создало идеальные условия для поддержки действий протестующих. И эмоциональный баланс находится полностью на стороне протестующих. Законным ли является перекрытие железнодорожных путей? Если быть юридически точным – то блокада является уголовно наказуемым деянием, но пока правда на стороне блокировщиков, – закон молчит. Почему? Спросите об этом ветеранов Майдана))) … и «да прибудет с ними Великая сила!»

Пробовала ли власть снять блокаду? Всеми доступными средствами. От проплаченных титушек и пенсионеров – до установления более жестких административных процедур. 1 марта Правительство приняло постановление №99 «О порядке перемещения товаров в район или из района проведения антитеррористической операции». Новым порядком предусмотрено, что пересечение линии разграничения разрешено только тем предприятиям, которые зарегистрированы в Украине на подконтрольных территориях, не имеют задолженностей перед бюджетами, имеют единый производственный цикл на территории Украины (кроме Крыма) и на временно неконтролируемой территории и проводят расчеты с использованием исключительно внутригосударственной платежной системы. Правительство предложило компромисс.

Несмотря на то, что в целом власть не вырвалась из коррупционных схем и договорняков и сама создала положительный эмоциональный фон для современных украинских Робин Гудов – Савченко, Семенченко и Парасюка, в случае с блокадой этот компромисс следует внимательно рассмотреть. Блокада наносит реальные потери экономике Украины уже сейчас и предоставляет удобные аргументы для агрессора: хунта не контролирует протестные настроения (таки не контролирует), фашисты нарушают законы и договоренности (угу…)

Есть ли компромиссный эндшпиль этой партии, который нам явно не на пользу? Не пришло ли время перевести физическую блокаду торговли к контролю за выполнением программ власти по энергонезависимости, импортозамещению с РФ, порядку перемещения товаров из АТО?

Делить власть не время… Время сделать прозрачными наши гибридные (или просто мутные) отношения с агрессором.

Владимир Полевой,

ведущий эксперт Информационно-аналитического центра национальной безопасности Украины