Направления реформирования спецслужб Украины: соответствует европейская интерпретация реальным потребностям обеспечения национальной безопасности?

21-22 января «Центр Разумкова» совместно с Министерством обороны Нидерландов и Женевским центром демократического контроля над вооруженными силами (DCAF) организовал международную конференцию “Мониторинг вызовов управлению в секторе безопасности Украины”.

Значительная часть работы была посвящение вопросам реформирования и становления демократического контроля за деятельностью спецслужб. Анализ докладов западных партнеров Украины свидетельствует, что европейцы в этом вопросе, как правило, берут за основу резолюцию ПАСЕ 1402/1999 о контроле за внутренними службами безопасности, и традиционно говорят о таких направлениях реформирования спецслужб (СБ Украины):

1. Демилитаризация (лишение ее сотрудников статуса военных);

2. Отказ от подразделений по борьбе с организованной преступностью;

3. Отказ от подразделений по экономической безопасности;

4. Лишение функции досудебного следствия.

В свою очередь, сегодняшняя позиция Службы по реформированию носит пассивный характер. Как правило, спецслужба подыскивает аргументацию для отсрочки изменений, защиты действующей структуры и тому подобное. Главный аргумент – не стоит трогать то, что работает. Отдельной тревогой специалистов спецслужб является реформирование по образцу Национальной полиции (создание с чистого листа).

Действительно, единой практики или обязательных стандартов к организации спецслужб ни в ЕС, ни в НАТО нет. Поэтому в Европе остаются страны, спецслужбы которых занимаются и противодействием оргпреступности, и/или имеют компетенции досудебного следствия, и/или являются военными структурами.

Тем не менее, реформирование спецслужбы уже на повестке дня, а потому отсутствие проактивной позиции может привести к неготовности к переменам, их блокированию и неэффективности.

Если же посмотреть на деятельность спецслужб в Украине не с точки зрения европейских рекомендаций, а через призму существующих угроз (Стратегии национальной безопасности) следует подчеркнуть следующие тезисы.

Указанные выше направления реформирования по западным рекомендациям не связаны с главной задачей, которая стоит сегодня перед спецслужбой в Украине. Я говорю о противодействии разведывательной, диверсионной и террористической деятельности России. Эта задача слабо коррелируется также с вопросами гендерного равенства сотрудников или деятельности общественного совета при спецслужбе.

В то же время, опыт 2014 – 2015 гг. свидетельствует, что проблемами, которые требуют приоритетного решения, являются:

  1. Низкая лояльность сотрудников. Хрестоматийным является опыт перехода практически всего состава управлений разведки и контрразведки АР Крым и г. Севастополя на службу агрессору.
  2. Слабая мотивация личного состава. Средняя заработная плата составляет около 10 тыс. грн. Проблема не является ключевой, но требует постепенного решения.
  3. Несоответствие структуры реальным угрозам. Иммобильность сотрудников и, соответственно, компетенций службы, что связано с ее статической региональной структурой.

Исходя из этих пунктов, позволю себе предположить, что если бы в 2016 году повторился российский сценарий аннексии/оккупации, например, Харьковщины, подавляющее большинство сотрудников так же остались бы служить оккупанту, как это было в Донецке, Луганске, а особенно в Крыму. Здесь квартиры, семья, садики, семейный бизнес, а в Украине – война.

4.Преданность режиму, а не государству. Маргинальная зависимость от          политиков. Это связано прежде всего с предусмотренной законом кадровой зависимостью от Президента, который освобождает и назначает руководителей СБ до уровня руководителя области (ст.13 и 15 ЗУ «О СБУ»). При этом на практике руководитель области может быть назначен вопреки воле главы спецслужбы. За годы независимости это воспитало у руководства Службы привычку работать на короткую перспективу, ожидать указаний и пожеланий суверена и негативно отразилось на качестве защиты стратегических национальных интересов.

5.Неэффективность менеджмента процессов и проектов. Бюджетная неграмотность. Чрезмерная бюрократизация и несоответствие системы защиты информации реалиям постинформационной эры.

Работа Службы построена по отдельным направлениям (объектами), у сотрудников нет опыта проектного менеджмента и его бюджетирования. Финансирование подразделений происходит исходя из поддержки действующей админинстративной структуры, выплаты зарплат и текущих затрат, а не от потребности противодействовать угрозам, то есть осуществлять управление проектами, которые принесут результат. Поэтому сейчас Служба и АТЦ при СБУ с радостью избавляются от ответственности как за АТО (руководящие функции переданы в Генштаб), так и за администрирование территорий (функция передана военно-гражданским администрациям). Служба традиционно ни за что не отвечает, но хочет оставаться в курсе всего, что происходит.

6.Плохая координация и совместимость с другими органами. Даже после двух лет взаимодействия с другими структурами безопасности в формате АТО, спецслужба остается крайне закрытой, негибкой структурой, трудно сотрудничает в командах в рамках одного проекта. Инициатива по организации такого взаимодействия, как правило, исходит от политического руководства (глав администраций), которые слабо ориентируются в особенностях осуществления правоохранительной или контрразведывательной работы, в имеющихся силах и средствах. Собственная инициатива системно прицепилась (см. П. 3).

Далее кратко обозначу возможности по решению указанных проблем.

Проблема Решение
Лояльность Увольнение по результатам исследования на полиграфе. Это создаст возможности для повышения по службе лояльных специалистов, улучшит мотивацию.
Мотивация Збільшення зарплат
Несоответствие структуры реальным угрозам  

Отказ от региональной структуры. Переход от охраны режима в регионе к противодействию угрозам, часто имеют внешний характер. Создание «командований» Восток, Юг, Юго-запад, Север, Запад, Центр. Регулярные ротации личного состава командований.

Зависимость от режима Изменение принципов назначения на руководящие должности (Внесение изменений в ЗУ «О СБУ»). Руководители подразделений – только Председатель. Усиление парламентского контроля.
Неэффективность менеджмента процессов и проектов Бюджетная неграмотность Акцент на овладении новыми навыками управления проектами. Обучение и практика в пределах межведомственных проектов. Откомандирования в органы государственной власти для управления проектом.
Плохая координация и взаимослвмещаемость с другими органами Проведение комплексных учений в рамках новых командований. Отработка коммуникации и взаимодействия.

 

В качестве вывода еще раз подчеркну, что если спецслужбы не выработают свою позицию относительно их будущего и направлений реформирования, не донесут ее до политических и общественных лидеров, эта задача будет решена извне, что может только навредить главной функции контрразведки и разведки – противодействию разведывательной, подрывной и террористической деятельности российского агрессора.

Владимир Полевой,

руководитель Информационно-аналитического центра национальной безопасности Украины