Бой под Старогнатовкой и конституционная реформа

ЗСУ-2-мах

«Сегодня в 03:30 наряд народной милиции в составе 10 танков и 10 БМП, в сопровождении личного состава, вооружённого стрелковыми оружием, под руководством народного прокурора Комсомольского р-на, генерал-майора русской армии Н, совершал патрулирование в районе Новоласпа-Старогнатовка, где был подвергнут вероломной атаке подразделений ВСУ. Приняв неравный бой, народная милиция отступила на исходные рубежи. Руководство ДНР решительно осуждает столь вопиющий факт нарушения КОНСТИТУЦИИ Украины и законодательства Украины о особом статусе ДНР».

Примерно так мог бы выглядеть пресс-релиз официально признанной и избранной власти ДНР о сегодняшнем (10.08.15 г.) бое под Старогнатовкой после внесения изменений в Конституцию Украины. Все согласно -соответственно Минску и Закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей».

Теперь цитаты.

Цитата первая: «Никакого особого статуса там (статуса Донбасса в законопроекте об изменениях в Конституцию) нет» (Владимир Гройсман – куратор Конституционной реформы).

Цитата вторая: «Украина является унитарным государством» (ч.2 ст.2 Основного Закона)

Цитата третья: «Конституция Украины не может быть изменена в условиях военного или чрезвычайного положения» (ч.2 ст. 157)

Жаркий август… Страна убегает от войны и жары подальше от работы и тревог – в отпуск. Однако за кулисами власти продолжается неутомимая работа: в Конституцию протягивают федерализацию и особый статус Донбасса. Параллельно официальный руководитель процесса, спикер ВР Украины, красноречиво убеждает нас что главной целью Конституции является децентрализация и проводы тоталитаризма в Украине.

Москва и Медведчук молча усмехаются и планируют новую коммуникационную кампанию для агрессии на Востоке: «Киев нарушает Конституцию Украины и права Донбасса».

Повторюсь, что закрепление особого статуса Недоросии в Конституции переводит конфликт во внутреннюю плоскость: придерживаться ли Украине этого статуса, превышает ли Донбасс свои полномочия?, – за это и будет идти внутренний диспут и проливаться кровь. Никакой России и никакой агрессии.
Так конфликт временно может быть заморожен, по примеру Грузии – Абхазии – Осетии. Президент на выборах получит такой электорально желаемый ореол миротворца. Государство получит руины.

Россия ведь не будет стороной конфликта и будет оставлять за собой право строго ухаживать за имплементацией Украиной ее условий, выписанных, например, в в формате Минских соглашений. Параллельно, например, с правом захвата суверенных территорий. Сторонами будут Украина и Недоросия. Захарченко и Плотницкого мы официально признаем и начинаем с ними прямой диалог.

Я уже писал, и еще раз повторю: Конституционные новации в части Донбасса означают легитимацию теперь уже гражданской войны и медленную гангрену, а не мир. К внешней агрессии, которая никуда не денется (и Крым никто не отдаст), они добавляют константу конфликта внутреннего.

Целью Кремля остается полный контроль над failed state Украины, а не спрятанные в Переходных положениях Основного закона туманные нормы.
Конституционные изменения дают России и сепаратистам эффективный и легитимный рычаг расшатывания Украины изнутри: Донбассу денег и влияния будет всегда мало, а Украине будет много уже собственно Донбасса. Это означает продолжение конфликта.

Не все, что сегодня нужно П.Порошенко как Президенту Украины, потребуется Украине завтра. Порошенко -это не Волноваха, не Дебальцево и не ДАП. Он просто бизнесмен-политик, целью которого является власть.

Поэтому вопрос и в дальнейшем актуален: что мы выбираем: сопротивление агрессору, или сопротивление агрессору, плюс гражданскую войну?

Владимир Полевой,

руководитель Информационно-аналитического центра национальной безопасности Украины